Иосиф Танатар из Мелитополя

В экспозиции народного музея истории Днепровского Национального технического университета «Дніпровська політехніка» (бывшего Национального горного университета) внимание привлекает необычного вида старинный диплом. Напечатанный на латыни, он извещает о том, что его владелец, IOSEPHO TANATAR MELITOPOLENSI, с отличием («Summa cum laude») защитил в стенах Мюнхенского университета диссертацию «Петрографическое изучение Малого Кавказа» и удостоен степени доктора философии. Кем же был этот мелитополец?

Из славного рода

Иосиф (Юсуф) Исаакович Танатар родился 29 сентября (17 сентября по старому стилю) 1880 г. Он был мелитопольцем в третьем поколении. Дед Иосифа Исааковича, купец 2-й гильдии Абрам Шаббетаевич Танатар, перебрался в Мелитополь из Евпатории во время Крымской войны. Тогда, перед высадкой 64-тысячного десанта союзных войск в Евпатории, более двух тысяч евпаторийских караимов оставили родной город [1]. Из них около двухсот избрали новым местом проживания молодой город Мелитополь.

Сохранился список караимов города Мелитополя в 1865 году. Возглавляют список представители двух фамилий: Танатар – братья Моисей, Авраам и Самуил Шаббетаевичи и Коген-Минаш [2]. У крымских караимов Танатар – древнейший и уважаемый род. Имя своё он получил от названия озера на юге Сибири, откуда, по преданию, пришли предки Танатаров. В переводе с древнетюркского «танатар» означает «утренняя заря», или «будет рассвет» [3].

В Мелитополе семья Танатар пользовалась уважением. Купцов Абрама Шаббетаевича и Моисея Шаббетаевича Танатар(овых) в 1873 г. избрали гласными первого разряда первой Мелитопольской городской думы [4]. В 1859 г. у Абрама Шаббетаевича и его супруги Алтын Иосифовны, урождённой Коген-Минаш, родился сын Исаак. Исааку не исполнилось и двадцати, когда он влюбился в свою двоюродную сестру Стиру (Эстер) Самуиловну Танатар, и, преодолев сопротивление своих родителей и родителей девушки, женился на ней.

В этом счастливом браке родилось много детей, но до взрослого возраста дожило пятеро: Шабеттай (Семён), Юсуф (Иосиф), Моисей, Абрам и Нина. Исаак Абрамович Танатар был купцом 3-й гильдии, занимался оптовой перевозкой зерна, имел две лавки на Базарной площади и дом на улице Александра Невского, неподалеку от собора. Семья была зажиточной и патриархальной.

Вначале маленький Иосиф посещал караимскую религиозную школу, но к 12 годам оставил её и поступил в Мелитопольское реальное училище. Добрый, вдумчивый и уравновешенный, он учился с удовольствием, много читал. Среди сверстников у него было немало друзей, с которыми он вместе рос, играл, и которые порою подшучивали над его страстью к учению. «Чтоб донять меня сильнее, голубей ко мне впускали, а затем под крики мамы их из комнаты гоняли», – вспоминал в одном из своих стихотворений профессор Танатар. Но кроме уроков были и шумные вечеринки: «Танцевали до упаду и не знали утомленья. Вот что значит юны годы…» Впоследствии, уже зрелым человеком, Иосиф Исаакович вспоминал детство и юность в Мелитополе как «золотое время».

В 1899 г. Иосиф с отличием окончил реальное училище. Он мечтал о продолжении учебы в одном из политехнических институтов России. Несколькими годами раньше уехал в Петербург и поступил в тамошний Политехнический институт троюродный брат Иосифа, Сима Минаш, который впоследствии стал известным архитектором. Был перед Иосифом и другой пример для подражания – двоюродный дядя Севастьян Моисеевич Танатар, известный ученый-химик, профессор Новороссийского университета в Одессе. О нем даже писала знаменитая энциклопедия Брокгауза и Евфрона. Но в университет Иосиф поступать не мог, для этого надо было окончить классическую гимназию. В Мелитополе же мужской гимназии не было.

Однако отец Иосифа и слышать не желал об отъезде сына. Исаак Абрамович мечтал, чтобы его талантливый сын занялся коммерцией и стал ему помощником в торговле. Но ему не удалось преодолеть решимость Иосифа самому избрать путь в жизни.

«Кысмэт» – значит «судьба»

Отец не давал денег на дорогу. Но нашлась одна из тёток, которая подарила юноше три золотых рубля. С ними Иосиф бежал в Киев, чтобы попробовать поступить в прославленный Политехнический институт. Все экзамены он сдавал на «отлично» и оставался только один, когда в Киеве неожиданно появился земляк из Мелитополя – приказчик из лавки отца. Посланный за «блудным сыном», он усыпил бдительность юноши, и тот опоздал на последний экзамен. Оставался только один выход – возвращаться домой, в Мелитополь.

Но тут вмешался случай, или то, что у караимов зовется «кысмэт» – судьбой. Из газеты Иосиф узнаёт о том, что 4 июня царь Николай II подписал указ об открытии в Екатеринославе Высшего горного училища. Желающие поступить в него держали конкурсные экзамены в сентябре, позже, чем во всех вузах Российской империи.

И Иосиф едет в Екатеринослав. Он успешно сдаёт математику, физику, немецкий и русский языки и становится студентом первого набора ЕВГУ по горной специальности. Обучение было платным (100 рублей в год), но Иосиф Исаакович преодолел и это препятствие, зарабатывая на жизнь и учёбу частными уроками.

Учиться в провинциальном училище оказалось не легче, чем в столичном вузе. Скорее наоборот. Поначалу ЕВГУ считалось высшим учебным заведением, которое готовит к практической, а не к научно-теоретической деятельности. Поэтому оно было очень ограничено в правах. Статус ЕВГУ определил и продолжительность обучения студентов – три с половиной года, на шесть месяцев меньше, чем в остальных вузах. Однако объём учебных предметов в ЕВГУ был таким же, что и в единственном в России Петербургском горном институте. Это делало нагрузку студентов очень большой – ежедневно семь часов лекций и практических занятий при одном выходном дне. Даже старательные и способные едва могли освоить её в сжатые сроки. Так что первый выпуск студентов ЕВГУ составил всего 16 человек из 77, принятых в 1899 г. на первый курс. Настойчивый мелитопольский юноша окончил училище с отличием. В музее истории Национального горного университета выставлен его диплом, в котором значится:

«Успешно прошедший полный курс в Екатеринославском Высшем Горном Училище Иосиф Исаакович Танатар, караимского вероисповедания, <…> выдержал выпускные испытания и защитил в особой комиссии в марте 1903 года проекты по специальным предметам горного отделения: горному искусству, строительному искусству, горнозаводской механике и электротехнике. Вследствие чего, на основании утверждённого в 12 день мая 1903 года мнения Государственного Совета и Положения об Училище, Иосиф Танатар удостоен звания рудничного инженера с правом самостоятельно заведовать различными отраслями горного дела и производить горные сооружения. При вступлении на государственную службу на горнотехнические должности Танатар имеет право на производство в чин Губернского Секретаря».

Получив диплом, Иосиф Танатар был призван на действительную военную службу и зачислен рядовым 7-й роты 133-го пехотного Симферопольского полка, который базировался в Екатеринославе. Он прослужил больше полугода и 17 апреля 1904 г. был уволен «по освидетельствованию в Комиссии врачей полка», которые обнаружили «хронический катар ветвей дыхательного горла с малокровием и истощением тела». Иосиф Танатар подлежал «увольнению вовсе от службы без зачисления в ополчение».

Учёба в Германии

Учитывая отличную учёбу и способности выпускника к научной работе, Совет ЕВГУ рекомендовал его на должность ассистента кафедры минералогии и кристаллографии, которой заведовал профессор А.В. Лаврский. Молодого учёного отправили в научную командировку во Фрайбургскую горную Академию в Саксонии «для усовершенствования в области минералогии, петрографии, рудных месторождений и в качественном и количественном анализе с помощью паяльной трубки» (1905). Весь летний семестр (четыре месяца) он провёл во Фрайбурге, под началом тамошних профессоров, одновременно осваивая учение о рудных месторождениях.

Языковых проблем в Германии и при общении с немцами Иосиф Исаакович не имел никогда. Немецким языком он владел, как родным – свободно говорил, писал научные работы, переводил с немецкого на русский и с русского на немецкий. Эти навыки Иосиф приобрёл ещё в Мелитополе, в реальном училище и в общении с немцами- колонистами, которых в городе было немало. В ЕВГУ немецкий тоже учили основательно, зачёт по иностранному языку (технический перевод) сдавался лишь в конце третьего курса.

Командировка в Германию оказалась плодотворной. Ее последствием стал перевод на русский язык большого раздела «Петрография» из книги «Элементы геологии» немецкого ученого Креднера. «Петрография» была опубликована как учебник в 1905 году в соавторстве с А.В.Лаврским. Учебник быстро приобрели геологические отделения и горные учебные заведения страны, включая Петербургский горный институт. Кроме того, в ЕВГУ впервые в России на горном и металлургическом отделениях ввели учебный курс количественного и качественного анализа минералов паяльной трубкой и создали лабораторию паяльной трубки, где И.И.Танатар вёл занятия. И, наконец, из поездки во Фрайбург Иосиф Исаакович привёз и подарил кабинету минералогии 277 образцов минералов и горных пород.

Однако даже такое блестящее начало научной работы не могло помочь ему в дальнейшем карьерном росте. Диплом рудничного инженера не давал права занимать в вузе должности выше ассистентской, поскольку кафедра минералогии не принадлежала к техническим. Нужно было получать университетское образование и учёную степень магистра. Совмещать учёбу с работой ассистента он не мог, так как в университетах России не было заочной формы обучения. Поэтому к магистерской степени Иосифу Исааковичу пришлось идти долгим, кружным путем, на котором вновь проявились его поразительная сила воли и упорство в достижении цели.

В 1906 г. он поступил вольнослушателем в Мюнхенский университет на философский факультет по секции натурфилософии. За одни только четыре летних семестра, когда в ЕВГУ не было занятий, он проходил все предметы, которые обычными студентами изучались в течение учебного года, и сдавал по ним экзамены.

В Мюнхене Иосиф Танатар обучался за счет ЕВГУ, его посылали в командировки для занятий по минералогии и геологии. Минералогию и петрографию он изучал у известных немецких ученых Э.Г. Вайншенка и П.Г. Грота, и в совершенстве овладел почти неизвестной в России методикой изучения горных пород под микроскопом. В дальнейшем он стал одним из лучших петрографов-оптиков Советского Союза.

В 1907 г. в жизни Иосифа Исааковича произошло событие, во многом определившее его дальнейшую судьбу. В лаборатории Вайншенка он познакомился с гостем из России – профессором Московского университета Владимиром Ивановичем Вернадским. Иосиф Исаакович писал из Мюнхена родителям: «Он обошелся очень любезно, спросил о Севастьяне Моисеевиче и подарил мне свои сочинения».

Лето 1908 г. И.И.Танатар провёл на Кавказе, собирая материалы для диссертации. Одновременно он выполнял задание по программе исследовательских работ ЕВГУ: изучал месторождения медных руд в Эриванской и Тифлисской губерниях. В том же году вышла его первая фундаментальная работа – «Таблицы для определения минералов по внешним признакам с помощью паяльной трубки и микроскопа». Фактически, это был учебник по новому курсу, содержание которого оказалось настолько важным, что о нём говорилось в технической энциклопедии под словом «Минералогия». Доброжелательный отзыв об этой работе молодого учёного дал и В.И.Вернадский.

18 апреля 1910 г. И.И.Танатар получил первый знак отличия за усердие в работе – орден Св. Станислава ІІІ ст. В этом же году он участвовал в работе двух съездов – I съезда караимов в Евпатории и съезда естествоиспытателей и врачей в Москве.

В январе 1911 г. И.И.Танатар блестяще окончил Мюнхенский университет: с отличием выдержал экзамены на степень доктора философии и защитил диссертацию. В личном деле И.И.Танатара сохранилась телеграмма, отправленная им из Мюнхена на имя ректора ЕВГУ профессора Лебедева (1911): «Examen ausgezeichnet bestanden» («Экзамен выдержал успешно»). И подпись «Doкtor Tanatar» [11]. С тех пор друзья и знакомые с любовью называли Иосифа Исааковича «доктором».

От доктора до магистра

Став доктором философии, Иосиф Исаакович решил, наконец, представиться своему знаменитому дяде, с которым он не был до той поры знаком, и отправил Севастьяну Моисеевичу Танатару диссертацию. В ответ он получил очень тёплое письмо, подписанное «Любящий Вас дядя Севастьян». А вскоре в жизни Иосифа Исааковича произошло еще одно очень приятное событие. 24 апреля 1911 г. в Москве состоялось бракосочетание Иосифа Исааковича Танатара и Веры Яковлевны Микей. Вместе они прожили 50 лет, вырастили двоих детей: дочь Зою и сына Анатолия. Сохранилось типографское приглашение на свадьбу, подписанное родителями жениха и невесты. К этому времени размолвка Иосифа Исааковича с отцом давно осталась в прошлом, да и длилась она не слишком долго. Об этом говорят многочисленные почтовые открытки, регулярно присылаемые Иосифом Исааковичем в родительский дом из разных стран и городов. Самая ранняя из сохранившихся датирована 1905 годом.

Степень доктора философии Мюнхенского университета открывала перед Иосифом Исааковичем двери российских университетов, но одной её было недостаточно для сдачи магистерских экзаменов в России. «Не всякий иностранный доктор мог быть допущен к магистерским экзаменам в старых русских университетах, а только те, которые удостаивались хорошего отзыва профессора соответствующей кафедры данного Университета», – писал Танатар в одной из «Автобиографий». Профессор Московского университета В.И. Вернадский откликнулся на просьбу молодого доктора взять его «под своё высокое покровительство» [12]. Личное знакомство, а также известные профессору первые научные труды И.И. Танатара (к тому времени их было 11, из них четыре вышли в Германии и Австрии), дали основание Вернадскому весьма похвально характеризовать соискателя перед учёным советом физико-математического факультета Московского университета.

Магистерские экзамены Иосиф Исаакович с перерывами сдавал в течение двух лет, так как нужно было прочитать очень большой объём иностранной научной литературы, включая многотомные труды. Кроме того, в перечень экзаменов входили не только четыре предмета по специальности (минералогия, общая и историческая геология, палеонтология), но ещё физика и химия – общая, органическая и физическая. Подготовка к магистерским испытаниям шла у него параллельно с работой преподавателя и старшего лаборанта кафедры минералогии.

В тот же период (1911-1913) он опубликовал семь небольших научных работ, среди которых особого внимания заслуживает статья «Очерки по геологии части Боржомского имения». Это была первая работа Иосифа Исааковича в области радиогеологии, которой он в дальнейшем занимался всю жизнь. Пионером этой отрасли науки в России был В.И.Вернадский, он же стал инициатором поисков месторождений отечественных радиоактивных руд. Конечно, молодой Иосиф Исаакович не мог не заинтересоваться новым направлением геологических исследований. В 1912 году он принял участие в экспедиции радиологической лаборатории одесского отделения Императорского русского технического общества – первой в Российской империи радиологической лаборатории. Экспедиция исследовала радиоактивность минеральных источников Тифлисской губернии. Участниками экспедиции были гидрохимик Евгений Самойлович Бурксер, химик Севастьян Моисеевич Танатар и его племянник, геолог Иосиф Исаакович Танатар.

В июне 1912 г. ЕВГУ получило статус горного института. Теперь И.И. Танатар, как все выпускники прежних лет, связанные с преподаванием, получил право на звание горного инженера. А еще через полтора года, в конце ноября 1913 г., окончилась и эпопея сдачи магистерских экзаменов. Иосиф Исаакович получил учёную степень магистра минералогии и геогнозии, и теперь ничто не мешало его научной и педагогической карьере.

Новые горизонты

В 1914 году после года всероссийского конкурса, Иосифа Исааковича избрали заведующим вновь учреждённой кафедры прикладной геологии (ныне кафедра геологии и разведки полезных ископаемых). Он заведовал ею 45 лет, вплоть до выхода на пенсию. В том же 1914 году И.И.Танатар был награжден орденом Святой Анны 3-й степени. Этот орден, а также орден Святого Станислава и медаль в память о 300-летии дома Романовых, он в 1919 году утопит в выгребной яме, когда его семью срочно будут выселять из дома, занятого под какой-то революционный штаб…

Работа заведующего новой кафедрой, создание которой совпало с началом войны в Европе, требовала большого напряжения сил. «К моменту своей организации «прикладная геология» не имела ничего – ни книг, ни приборов, ни коллекций, если не считать случайных образцов и литературы, выделенных проф. Н.И. Лебедевым и проф. Л.Л.Ивановым» [13]. Первым шагом Иосифа Исааковича стало обращение ко всем научным учреждениям и специалистам страны с просьбой о присылке оттисков печатных работ. Так было положено начало богатой и разнообразной библиотеки кафедры. А коллекции минералов и горных пород, собранные И.И.Танатаром на Кавказе и Урале, стали ядром кафедрального музея петрографии и полезных ископаемых. Однако ни организационная работа, ни необходимость готовиться к чтению ряда новых курсов, ни летняя практика студентов, не могли отвлечь Иосифа Исааковича от науки. 1915 год стал для него этапным – он занялся поисками радиоактивных руд.

Весной 1915 года между И.И.Танатаром и В.И.Вернадским завязалась переписка об экспедиции, организованной Императорской Академией наук для исследования радиоактивности медистых песчаников Бахмутского уезда Донецкого бассейна (Бахмут – старое название города Артемовска). Иосиф Исаакович предложил Вернадскому одновременно провести исследование медистых песчаников Екатеринославской губернии. Вот что писал по этому поводу В.И.Вернадский: «Екатеринославские медистые песчаники не входят в перечень наших исследований. Но их изучение с этой точки зрения чрезвычайно желательно. К сожалению, я лишён сейчас возможности, в виду сокращения штатов на радиевые исследования в этом году, уделить деньги на Екатеринославскую губернию. <…> Я буду очень рад, если Вы возьмёте этот район, особенно для Вас удобный, т.к. он от Вас близок» [14].
Материалы, собранные во время командировки в Бахмутском уезде, были обработаны и опубликованы в виде статьи «Радиоактивность медистых песчаников Бахмутской котловины и происхождение медистых руд». Результат экспедиции в Бахмутском уезде был отрицательным.

А в 1916 г. Танатар начал изучение месторождений железных руд и железистых кварцитов Кривого Рога. Скорее всего, эти исследования он проводил в рамках программы КЕПС (Комиссии по изучению естественных производительных сил), созданной по инициативе В.И.Вернадского в 1915 году. Во всяком случае, известно, что в 1916 году экспедиционные работы по планам КЕПС велись в Екатеринославской губернии в районе Кривого Рога [15].
Трудно сказать, что послужило толчком для обращения к этой теме. В докладе на 1-м Всеукраинском съезде по изучению производительных сил Украины И.И.Танатар рассказал о том, что в 1914 г. в коллекции пород и руд Бердянского уезда (Корсак Могилы, Коксунгура), собранной исследователем Э.К. Фуксом, его внимание привлек один образец. Это был «образец пегматита, сильно проросшего магнетитом, в котором магнетит, по определению на глаз составлял около 30% всей массы породы. Позднейшие мои исследования в Криворожском бассейне подтвердили генетическую связь магнетита с извержёнными породами». Однако в неофициальной обстановке, друзьям – геологам, студентам и родственникам Иосиф Исаакович рассказывал, что знаменитый образец он заметил в каменном заборе одного из жителей Кривого Рога. Случай этот даже стал поводом для написания шуточного стихотворения, начинавшегося словами: «Доктор, доктор, доктор Танатар. Подпирал заборы и пугал татар».

Вторая фраза – намек на забавный случай, произошедший в Крыму, куда каждый год возили студентов ЕВГУ на учебную практику. Им понадобилось нанять арбу для перевозки тяжелого багажа. Возчики-татары запросили баснословную цену, но когда «доктор» заговорил по-татарски, на языке, самом близком к караимскому, цену сбросили в 10 раз…

Формирование Криворожского железорудного бассейна представляло для И.И.Танатара не только сугубо научный, но и вполне практический интерес. В начале ХХ в. криворожские месторождения считались бесперспективными и мало интересовали геологов. По их мнению, «при той усиленной разработке южнорусских месторождений, какая практикуется в настоящее время, запасов руды хватит ненадолго и заводы этой области, без сомнения, должны будут прийти к выплавке уральских руд» [16]. Пессимистический прогноз основывался на господствовавшем тогда теории о том, что Кривбасс – изначально осадочное образование и потому залежи железной руды там небольшой мощности. Долгие годы эта точка зрения не подвергалась сомнению, однако образец пегматита, заинтересовавший Танатара, не укладывался в общепризнанную схему. Поэтому Иосиф Исаакович приступил к изучению горных пород Криворожья, причем не ограничился сбором образцов и их описанием по внешним признакам.
За короткий срок он изучил под микроскопом несколько тысяч шлифов (тонких каменных пластинок) из Криворожского и соседних с ним регионов. Он впервые установил и описал целый ряд новых для этой местности пород. Если к началу исследования на Кривбассе было известно 16 пород, то к 1927 г. трудами И.И. Танатара и его учеников их количество достигло восьми десятков.

На основании детального исследования горных пород Кривбасса, И.И.Танатар в 1916-1917годах разработал теорию, согласно которой железная руда здесь образовалась в результате выноса железа из магматического очага в недрах земли, что существенно влияло на определение запасов железных руд в Криворожском бассейне. Защищая свою точку зрения, Иосиф Исаакович был вынужден вступить в полемику с видными геологами, а главное – с Геолкомом, центральным геологическим учреждением страны. Поэтому путь к признанию его исследований и выводов был для ученого очень нелёгким. Эти трудности многократно усугублялись временем, которое он тогда переживал вместе со всеми – революцией и гражданской войной.

Через все испытания

Первые послереволюционные годы для Иосифа Исааковича были наполнены болью и горем. В 1919 г. в Мелитополе от испуга, вызванного налётом на дом махновцев, умерла его мать. Отца, ставшего свидетелем смерти любимой жены, разбил паралич, и он скончался год спустя. В 1918 году, спасаясь от революции и голода, бежали из Москвы в Екатеринослав родители жены с юношей-сыном. Отец Веры Яковлевны, Я.И Микей вскоре умер (1919), и тёща с сыном фактически остались на иждивении Иосифа Исааковича. Так он стал кормильцем семьи в пять душ (сам – шестой).

Семью выселили из квартиры в одну комнату сырого институтского подвала, с окнами на уровне земли. «Беготня в академраспределитель за пайком чередовалась с очисткой импровизированной «уборной», поисками, пилкой и колкой дров и т.п. Всё это перемежалось с занятиями в институте и прежде всего – с научной работой…», – вспоминал профессор А.Я. Микей [17].

В разгар гражданской войны, в 1918 году, в Екатеринославском горном институте открылось геологоразведочное отделение, на котором Иосиф Исаакович начал читать целый ряд важных для подготовки геологов курсов. В том же году в издательстве кооператива студентов Екатеринославского горного института вышел написанный от руки и размноженный учебник И.И. Танатара «Основы теоретической петрографии».

Всё в том же 1918 г. И.И. Танатара пригласили быть консультантом по определению места для шлюзов будущей гидроэлектростанции и составить геологический очерк порожистой части Днепра. Результатом стали «Записки по геологии и полезным ископаемым порожистой части Днепра».
Но главная работа, которой занимался в те годы Исаак Иосифович – изучение Криворожья. С трудом удавалось организовывать кратковременные выезды «в поле». Представители Геолкома запретили пускать геологов-практикантов на буровую скважину Геолкома. Тогда он обратился в Южный рудный трест как к хозяину Криворожья с просьбой о субсидии на исследования. Трест запросил по этому поводу Геолком, откуда последовал ответ: «Всякая копейка, данная Танатару, – преступление перед государством» (!). И все-таки учёный продолжал исследования.

«Криворожский Галилей»

В 1920 году по поручению горного отдела Екатеринославского губсовнархоза, а затем Центрального отдела южнорусской промышленности и Южнорудного треста, Иосиф Исаакович совместно с геологом В.К. Фуксом начал составлять геологическую карту Криворожского железорудного района. Исследуя образцы железистых кварцитов из Терновского рудника и реки Жёлтой, И.И.Танатар выявил в них радиоактивные элементы. «Удалось установить, что Терновские и Желтянские месторождения – новые точки естественной радиоактивности на карте рудных ископаемых Криворожья. Серьёзный анализ всех полученных данных показал, что эти месторождения нельзя отождествлять ни с одним известным в то время в науке природным коллектором урана и радия» [18].

Открытие первых в СССР промышленных месторождений урановых руд имело огромное научное и практическое значение [19]. О своем открытии И.И. Танатар доложил на заседании Геолкома 22 марта 1922 г. Но составление программы работ на северных криворожских рудниках поручили не ему, а представителю Геолкома профессору Н.И. Свитальскому, главному оппоненту Иосифа Исааковича. Более того, с 1922 г. все работы по Криворожью переходили в ведение Геологического комитета, а на следующий год планировалось сворачивание исследовательских работ в Кривбассе. Поэтому 30 августа 1922 г. Танатар подал докладную записку в Совет Труда и Обороны:

«Запасы руды в Криворожском и Бердянском бассейнах должны быть исчисляемы в десятки, а может быть, и в сотни раз больше, чем их определяют теперь. <…> Я считаю необходимым предложить Совету Труда и Обороны приступить немедленно к установлению этих запасов путем глубокого бурения в тех местах, где, по моим исследованиям, должны быть каналы, по которым поднималась руда. Мне кажется, что проверка этих запасов, как имеющих большой интерес для нашей южной металлургической промышленности, должна быть произведена немедленно».

К записке Иосиф Исаакович приложил отзыв о своей монографии «Генезис Криворожских железистых кварцитов и руд», написанный крупнейшим знатоком рудных месторождений, профессором Московской горной академии В.А. Обручевым. За настойчивость и стойкость, с которыми профессор Танатар доказывал перспективность ископаемых богатств Кривбасса, один из учёных назвал его «криворожским Галилеем».

Работы профессора Танатара по Кривбассу имели настолько большое значение для экономики страны, что в обзорной статье об успехах науки и техники за пять лет Советской власти газета «Правда» в праздничном выпуске 7 ноября 1922 г. назвала его фамилию и исследования первыми.
В конце 1924–начале 1925 г. в Харькове прошла 1-я Всеукраинская конференция по изучению производительных сил Украины. Её участники по достоинству оценили доклад Танатара о генезисе криворожских железных руд. По ходатайству конференции, Наркомпрос Украины командировал Иосифа Исааковича в Швецию для обсуждения вопроса со специалистами этой страны.

Работы учёного дали мощный толчок к развитию и исследованию Криворожского бассейна. Изучением руд Кривбасса Иосиф Исаакович занимался всю свою жизнь, сначала самостоятельно, а потом с многочисленными учениками, в том числе академиками Н.П. Семененко и Я.Н. Белевцевым. По мере накопления новых сведений он видоизменял свою теорию. Сегодня, спустя почти сто лет после начала исследований И.И. Танатара, кое-что в его теории образования криворожских руд и кварцитов считается устаревшим. Однако главные положения – исключительно большая роль магматических процессов в образовании криворожских месторождений, огромная глубина залегания железных руд и их колоссальный запас – выдержали проверку временем и не опровергнуты до сих пор.

Под грифом «Секретно»

Другим, не менее важным аспектом научной деятельности профессора Танатара были радиогеологические исследования. Известно о них очень мало, так как в течение многих десятилетий все работы данной тематики курировались НКВД-КГБ и до сих пор закрыты для широкого пользования.
Изучением радиоактивных горных пород И.И. Танатар занимался не один десяток лет. Об этом свидетельствует статья «Завдання дня в питанні використання надр» (1932), а также книга «Полезные ископаемые Днепропетровской области», изданная в 1934 году. В этой книге Иосиф Исаакович пишет о «находках радиоактивных минералов в районе Запорожья (село Михайловка), на реке Волнянке и в районе г. Днепропетровска». А вот о Желтянских и Терновских месторождениях не сказано и слова. Желтоводское месторождение было настолько стратегически важным, что, скорее всего, его засекретили сразу же после его открытия И.И. Танатаром в 1922 году.  В 1935 г. профессор написал работу «Образование железистых кварцитов и руд Кривого Рога в связи с их геохимической, радиоактивной и магнитной характеристикой», которая не была опубликована.

Ещё одна статья на эту закрытую тему увидела свет лишь потому, что была адресована… школьникам. История её появления такова. Редакция областного журнала «Дружна ватага» обратилась к профессору как к «участнику краеведческих разведок» с просьбой рассказать о работах по поиску полезных ископаемых в Днепропетровской области. Иосиф Исаакович согласился побеседовать с ребятами, но повёл с ними разговор не о давно известных рудах, а о других, редких, использование которых имеет «особенно большое значении для обороны страны» и «обещает огромный переворот в промышленности». Он сообщил признаки, по которым можно найти эти минералы: они залегают между крупнозернистыми гранитами и имеют вид смолистых зерен, часто с ржавыми краями. «Когда эти минералы раздробить и насыпать на фотопластинку в темной комнате, а потом проявить пластинку, то пластинка в местах, где лежал порошок, почернеет». Слова «радиоактивность», «уран» не произносились, но речь шла об урановой руде, так называемой урановой смолке [21].

Нельзя не сказать и о том, что профессор Танатар был одним из признанных лидеров советской геохимии 1930-х гг. Он поддерживал тесные многолетние контакты с ведущими отечественными учёными-геохимиками В.И. Вернадским и А.Е. Ферсманом. А в 1930 г. во время научной командировки в Германию Иосиф Исаакович познакомился с одним из основателей современной геохимии норвежским ученым Виктором Гольдшмидтом. Изучение «на месте» его оригинальных работ сделали И.И.Танатара сторонником и популяризатором его идей. Он опубликовал брошюру «Геохимия как основа учения о полезных ископаемых» (1932), которая была первой в Советском Союзе работой на эту тему.

Деятельность профессора Танатара была настолько интенсивной, что трудно себе представить, как человек успел так много сделать. Он занимался изучением железных руд Курской магнитной аномалии. Президент АН СССР академик А.П. Карпинский высоко оценил этот научный труд:

«Разведочные работы 1930 года и проведённые затем научные исследования открывают новую страницу в истории изучения месторождений железных руд» .

Иосиф Исаакович изучал марганцевые руды Никопольского бассейна, алюминиевые руды в районе Никополя и Кривого Рога, и молибденовые руды Днепропетровщины. В Донбассе он исследовал полиметаллические месторождения Нагольного кряжа и ртутные месторождения Никитовки, а также породы почвы и кровли угольных пластов. Эта работа была призвана помочь горнякам управлять кровлей при эксплуатации угольных пластов. С Донбассом у профессора И.И.Танатара связана также очень важная работа, имевшая оборонное значение – изучение гелия в дымовых газах и углях (гелий был нужен для наполнения аэростатов). Полученные результаты Иосиф Исаакович доложил наркому тяжелой промышленности С.Орджоникидзе, одобрившему работу ученого.

На протяжении многих лет И.И.Танатар занимался изучением полезных ископаемых Приазовья. Он исследовал железистые руды и графиты в районе Корсак Могилы (1916, 1919, 1921 гг.), а также месторождения горючих газов и минеральных вод в Мелитопольском газоносном районе (1925 г.). Это было первое в истории страны систематическое изучение газов и сопровождающих их вод. В 20-30х гг. И.И.Танатар был постоянным консультантом по изучению этих полезных ископаемых, а также исследованию редких элементов в песках Приазовья. В 1939г. он сделал доклад о полезных ископаемых Приазовья в пределах Днепропетровской области на Областной конференции по изучению производительных сил Приазовья. [23].

Профессор И.И.Танатар изучал графиты Волыни и доломиты Донбасса, граниты Днепропетровщины и строительные материалы в районе Днепрогэса. Последняя работа (совместно с Н.П. Семененко) привела к открытию Славгородского буроугольного месторождения.
Профессор И.И.Танатар прекрасно знал полезные ископаемые Днепропетровской и смежных с ней областей. Об этом свидетельствуют и его книги «Месторождения полезных ископаемых Днепропетровья» (1931г.) и «Полезные ископаемые Днепропетровской области» (1934г.) – первые в своем роде. Все работы по разведке полезных ископаемых в области в первую и вторую пятилетки проходили под его руководством.

В кругу коллег, друзей, учеников

Имя И.И. Танатара были хорошо известно учёным Европы и Америки [24]. Он совершил немало научных поездок в Германию, Францию, Англию, Швейцарию, Швецию, Финляндию. В 20 – 30-х годах прошлого века профессор Танатар являлся постоянным референтом Украины в немецком геологическом журнале «Geologisches Zentralblatt» в Берлине. Он работал в лабораториях Германии, переписывался с зарубежными коллегами. С некоторыми из них у Иосифа Исааковича сложились дружеские отношения. Так, он всегда с большой симпатией говорил об одном из основоположников геохимии, норвежском учёном Викторе Гольдшмидте, его простоте и открытости. Всю жизнь Иосиф Исаакович хранил благодарную память о своём наставнике в Мюнхенском университете, петрографе профессоре Эрнсте Вайншенке. И кабинет его в Днепропетровском горном институте был, вероятно, единственным в СССР, где висел большой портрет Вайншенка, увеличенный с фотокарточки, которую прислала вдова мюнхенского учёного [25]. Конечно, общению с зарубежными коллегами способствовали прекрасные способности Иосифа Исааковича к языкам. Кроме немецкого, он свободно владел французским, читал и писал по-английски, говорил на нескольких тюркских языках. Уже зрелым человеком Иосиф Исаакович выучил украинский язык и написал на нём несколько работ.

Профессор Танатар был участником многих съездов, конференций и конгрессов, но особое место в его жизни занимал XVII Международный геологический конгресс, (Москва, июль 1937). Учёный выступил на нём с докладом «Геохимическая характеристика Большого Кривого Рога в связи с вопросом генезиса его руд». Работа конгресса широко освещалась в советской печати. 29 июля газета «Известия» на первой странице поместила большое фото участников конгресса, весело беседующих на палубе теплохода, совершающего поездку по каналу Москва–Волга: президент конгресса академик И.М. Губкин, французы Фернан Блондель и Жиро, глава американской делегации Ф. Смит и профессор Танатар (СССР). На конгрессе к Иосифу Исааковичу обратились представители Испании с просьбой разрешить им перевести на испанский «Определитель минералов под микроскопом» (1935). С этим справочником испанцы познакомились на выставке учебников в Академии наук. К сожалению, из-за гражданской войны в Испании перевод не осуществили.

Профессор Танатар был замечательным педагогом. Вся его жизнь была связана с Днепропетровским горным институтом (ныне Днепровский Национальный технический университет «Дніпровська політехніка») – старейшим горным вузом страны. В нём он проработал 55 лет. Одновременно И.И. Танатар несколько десятилетий был ещё и зав. кафедрой петрографии в Днепропетровском госуниверситете, а также научным руководителем и консультантом Института геологии при ДГУ.
Иосиф Исаакович стал создателем знаменитой рудной школы геологов. За полвека работы он подготовил большое число высококлассных специалистов, многие из которых стали академиками, членами-корреспондентами АН УССР, профессорами, лауреатами государственных премий, заслуженными геологами. Среди учеников И.И.Танатара два вице-президента АН УССР – академики Б.И. Чернышёв и Н.П. Семененко, академик Я.Н. Белевцев, академик Ю.А. Полканов, министр геологии Китая академик Чжу-Сюнь и десятки других известных ученых-геологов, первооткрывателей крупных месторождений.

Профессор И.И.Танатар является автором 105 публикаций, в том числе 9 учебников и монографий, из которых особенно интересна судьба книги «Теоретические основы учения о рудных месторождениях» (1950). Журнал «Советская книга» назвал её «недоброкачественной» и уверял, что «использование её как учебного пособия может принести только вред». Однако, несмотря на отрицательную рецензию, весь тираж мгновенно разошёлся среди геологов-практиков. Сохранились многочисленные обращения в издательство и лично к автору с просьбами прислать хоть несколько экземпляров книги, а также предложения ускорить её переиздание. Учитывая пожелания, профессор подготовил новый, переработанный вариант под названием «Основы учения о рудных месторождениях». Книга вышла в 1959 году, но по отзывам специалистов, до сих пор не утратила ценности. Интересно, что кроме научных библиотек Украины и ближнего зарубежья, труды И.И.Танатара «Теоретические основы учения о рудных месторождениях» и «Основы учения о рудных месторождениях» хранятся и в библиотеке Конгресса США. Там же находится книга А.К.Швидько «Криворожский Галилей», посвященная жизни выдающегося ученого [26]. Скончался И.И.Танатар 13 декабря 1961 г.

Дорога на небо начинается с Земли
(Караимская пословица)

Иосиф Исаакович Танатар всегда оставался караимом по характеру и привычкам, преданным своему народу, языку и вере. Он был делегатом от Екатеринослава на Национальном съезде караимов (1917г.), на котором ему, как «горячему поклоннику возрождения Кале», было поручено возглавить работы по водоснабжению родового гнезда караев. Однако осуществлению этих работ помешала революция [27].

Говоря об Иосифе Исааковиче, нельзя не сказать о его благотворительности. До революции он был неизменным председателем Общества пособия нуждающимся караимам Екатеринослава, а также секретарем правления Общества вспомоществования нуждающимся студентам Екатеринославского горного института. После установления Советской власти и ликвидации этих обществ, Иосиф Исаакович по собственному почину и на свои средства продолжал заниматься этой благородной деятельностью. Он поддерживал материально многих людей: семью репрессированного брата жены А.Микея, престарелых сестер Э.И. и Д.И,Баккал, семью многодетного сотрудника кафедры, старых учительниц, с которыми он вместе преподавал в гимназии. В его семье в разные годы жили А.Микей, С.Бараш, Я.Гречный, Э.Кальф, А.Кальф, Ж.Халлач. Иосиф Исаакович старался помочь молодым людям получить хорошее образование, помогал устроиться на работу. Эту благотворительность ему поставили в вину при выдвижении на звание академика АН УССР (1938г.). «У проф. Танатара, являющегося по национальности караимом, проявляются патриархально-националистические тенденции», написано в его характеристике после перечисления научных заслуг.

Если был человеком- останется имя…
(Караимская пословица)

Время неумолимо. Всё меньше людей, которые лично знали И.И. Танатара. Студентам его последнего, 1958 года выпуска, уже за восемьдесят, но до сих пор они с теплотой и любовью вспоминают учителя, его доброту и готовность прийти на помощь. Одни рассказывают, как Иосиф Исаакович приглашал их домой обсудить научную проблему, а потом оставлял обедать. Другие вспоминают истории о том, как профессор купил студенту перед защитой диплома новые брюки, как выплачивал из своих денег стипендии талантливым студентам. И глубоко символично, что в 2005 г. в Днепропетровском национальном горном университете была учреждена именная стипендия профессора И.И. Танатара. Она стала памятником замечательному педагогу и человеку. А другим памятником выдающемуся геологу служит минерал, названный еще в 1920-е годы в его честь танатаритом.

Никаких иных наград в советское время ученый не получил – ни орденов, ни званий. Больше того, в последние годы жизни и долгие десятилетия после смерти И.И.Танатара о его научных достижениях вспоминали все реже, их все чаще подвергали сомнению, приуменьшали или даже приписывали другим. Причина, по которой это происходило – пятно в биографии профессора И.И.Танатара. В годы войны он оставался в Днепропетровске на оккупированной территории. И хотя многочисленные проверки НКВД никакого криминала в его действиях не обнаружили и в сотрудничестве с врагами его не обвинили, имя И.И.Танатара исчезает из докладов об успехах советской геологии. О нем перестали вспоминать [28].
Пробила заговор молчания вокруг имени профессора И.И. Танатара книга выдающегося украинского историка, академика А.К. Швидько «Криворожский Галилей» (2006).

С тех пор интерес к личности этого удивительного человека растет с каждым годом. О профессоре И.И.Танатаре написано немало статей; ему посвящена большая экспозиция в историческом музее Днепровского Национального технического университета (бывшего Национального горного университета) и в интеркультурном центре «Кале» в Мелитополе. В память профессора И.И.Танатара установлены мемориальные доски на здании НТУ в г.Днепр и на здании бывшего реального училища в Мелитополе. В Мелитополе, на родине Иосифа Исааковича, была проведена региональная научно-практическая конференция, посвященная 135-летию со дня рождения выдающегося ученого. Его именем названа улица и переулок. Так «Иосиф Танатар из Мелитополя» вернулся в город своего детства и юности.

ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ

1. Караимская народная энциклопедия. Т.5. С – Пб: ООО Издательский дом «Gallina Script», 2000, с. 391-392.
2. Гос. архив Автономной Республики Крым, ф.241, оп. 1, д. 98.
3. Полканов Д. Древние роды, имена и фамилии караев (Танатар) // Газ. Къырым, № ***, 14.05.2005.
4. Крылов Н. Очерки по истории города Мелитополя 1814–1917 гг. – Запорожье: Тандем -У, 2008, с. 26.
6. Швидько А.К. Криворожский Галилей (к 125-летию профессора И.И.Танатара). – Днепропетровск: НГУ, 2006, с.10.
7. Днепропетровский исторический музей им. Д.И. Яворницкого, Ф .23, Арх.-7127.
8.Історія і сучасність Національного гірничого університету (1899-2009). –Дніпропепровськ: НГУ, Ліра, 2009. – С.103.
9. Музей НГУ. Папка «И.И.Танатар».
10.И.И.Танатар. Автобиография. 30 апреля 1948 года, стр.15. Музей НГУ. Папка «И.И.Танатар».
11. Швидько А.К. Криворожский Галилей (к 125-летию профессора И.И.Танатара). – Днепропетровск: НГУ, 2006, с.16
12. Архив Российской академии наук, ф. 518, оп.3, д.1608, л. 22.
13. Микей А.Я. Листок из венка воспоминаний. // В кн. Швидько А.К. (см. выше), с. 109).
14.Народный музей истории НГУ. – Папка «И.И.Танатар».
15.Отчет о деятельности Императорской Академии наук по Физико-математическому и Историко-филологическому отделениям за 1916г. Пг., 1916. с.344-345.
16.Браунс Р. Царство минералов – СПб., изд. А.Ф. Девриена 1906, с. 158.
17. Микей А.Я. Указанный источник, с. 111.
18. Погодин С.А., Либман Э.П. Как добыли советский радий. – М.: Атомиздат, 1977, с. 179-180.
19. С.В. Нечаев, В.А. Сёмка РУДОНОСНЫЕ МЕТАСОМАТИТЫ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЧАСТИ УКРАИНСКОГО ЩИТА (прогнозно-поисковое значение) ISSN 2224-6487. Геохім. та рудоутв. 2012. Вип. 31–32
20. Народный музей истории НГУ. – Папка «И.И.Танатар».
21. Танатар І.І. Вивчаймо нашу область! //Дружна ватага, №2, 1936, с. 34-35.
22. Народный музей истории НГУ. – Папка «И.И.Танатар».
23. И.И.Танатар. Полезные ископаемые Днепропетровской области // Доклад, читанный на областной конференции по изучению производительных сил Приазовья. – Днепропетровск, 1939.
24. Швидько Г.К. Вітчизняне і міжнародне інтелектуальне коло спілкування професора Йосипа Ісааковича Танатара. Алексєєвські краєзнавчі читання. Матеріали науково-практичної конференції, присвяченої 135-річчю від дня народження професора Й.І.Танатара. – Мелітопіль, 2016, с.17 – 20.
25. Микей А.Я. Указанный источник, с. 112.
26. https://catalog.loc.gov/vwebv/searchBrowse
27. Караимская народная энциклопедия. Том 6 (Часть II), – Ассоциация крымских караимов «Крымкарайлар», 2007, с.271.
28. Танатар Е.А. Криворожский Галилей «Экспедиция XXI», 2008, №2 (69), с.8-9.

Автор: Е. А. Танатар

0 replies

Leave a Reply

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *